Last_Optimist
Я постоянно танцую, ногами топаю, Трясу головой, руками вот так вот делаю! Да, я немного ебнутый, люди пугаются, Особенно если в общественном транспорте.

Часть разговора Великого Мардука и царевича Шаррата-Апсу, потомка Суэна, подслушанная Гештианной по прозвищу “Шелковый Шепот”, военный лагерь на берегу Ефрата, год от Возвышения Башни сорок второй.

… - Ты относишься к этому недоверчиво, но зря. Твой отец очень мудро поступил, когда стал намекать всему народу на то, как схожа ваша династия с легендарным Гильгамешем, и практически показал его вашим - вашим, а не Урука, где он царствовал - народным героем. Остается сделать последний шаг и выпустить новый свод “Песен о всё видавшем”, где древний владыка будет прямо объявлен героем всей Месопотамии! Не морщись, царевич, и не перебивай меня. Последние два списка “Песен о всё видавшем” писались наполовину со слов очевидца - то есть, моих. Ты можешь сколько угодно считать это сказками, но Гильгамеш действительно убил Великого Быка Междуречья, зверя Былых Богов, и действительно сразил их отродье - Хуваву - в походе за драгоценным кедром. Но важно не это, Шаррата-Апсу, сын Разумного Суэна. Важно то, что только один человек сделал для всего Междуречья столько же, сколько Гильгамеш - а ведь ты до сих пор вкушаешь плоды его трудов!..

… - А, вижу, теперь ты заинтересован. Кто же столь же много сделал, кто должен быть столь же прославлен по всем землям, как Гильгамеш? Что же, царевич, я скажу тебе без утайки - мой друг и твой предок, царь Хаммурапи. Да, ты не ослышался - я зову его своим другом, и мои слова истинны, хотя из иных уст то, что смертный может быть другом бога, прозвучало бы, как святотатство. Пойми, царевич - мне не нужны рабы. Мне нужны воины, которые признают меня полководцем и пойдут за мной на битву. Мне нужны строители, что увидят во мне зодчего и буду следовать моему замыслу. Но более всего мне нужны друзья, готовые разделить со мной тяжесть забот о роде людском. Подумай, достойный сын мудрого отца, кем тебе более хочется быть...



Следы на ефратском песке.

Пожалуй, нет в Вавилоне сказания столь любимого и столь часто повторяемого в различных формах и интерпретациях, как “Песни о всё видавшем” - легенде и древнем уже сейчас правителе первого города Плодородного Полумесяца, Урука - о мифическом и воспеваемом Гильгамеше. И каждое сословие, каждый человек находит там что-то своё и близкое ему. Воины любят слушать о походах царя против врагов, о победе на Древним Быком и великаном Хувавой, о верной дружбе благородного царя Гильгамеша и не менее благородного дикаря Энкиду. Личности, настроенные мистически, или недавно потерявшие кого-то из близких, часто увлечены той частью повести, как царь странствует по нижнему миру в поисках своего возлюбленного побратима, которого погубили завистливые и мстительные Старшие Боги. Но в это же время, личности более чувственные предпочитают начало истории, где Энкиду, еще непобедимый и одинокий от рождения дикарь, убеждается в том, что люди вовсе не враги ему, познав ласки лучшей из храмовых проституток. Причем одни (в основном, принимающие близко к сердцу пути Иштар) предпочитают более сакральный взгляд на взаимное “познание” дикаря и посвященной блудницы, а народ простой любит подробное перечисление ласк и форм этого “познания” в максимально фривольной форме.

Поистине, “Песни о всё видавшем” - любимая из легенд Вавилона. Но она несет за собой и глубокую правду - иные Молодые Боги (особенно это касается самого Мардука) всегда рады подтвердить, что мифический царь действительно жил и совершал подвиги вместе со своим побратимом, и рассказать чуть ли не с позиции очевидцев, как именно это было “на самом деле”. Иные даже позволяют себе тонко намекать на родство великого царя Урука с Молодыми Богами.

Как бы там ни было, текущая правящая династия Вавилона, ведущая свой род от царя Хаммурапи, персоны вполне исторической, но от этого не менее прославленной, любит проводить параллели между Гильгамешем, первым любимцем Молодых Богов, строителем первого великого города Междуречья, возведшим величественные городские стены, привезшим благоуханный кедр для своих покоев и поправшим множество своих врагов - с основателем своего царственного рода. Хаммурапи, бывшего так же, как и древний герой, мудрецом, воином и правителем, который делал всё для величия земель Месопотамии. Конечно, в Аккаде и Ассирии любят говорить, что династия Хаммурапи пошла в Гильгамеша в первую очередь небывалой гордыней и алчностью, но у извечных соседей-соперников и у самих по этой части рыльце в изрядном пушку. Тем более, что некогда легендарный Урук, исток всех городов Шумера, теперь превратился в заурядный укрепленный городок на шесть с небольшим тысяч жителей, и только век от века укрепляемая, подновляемая и улучшаемая “стена Гильгамеша” с её знаменитыми вратами напоминает о днях былого владычества и славы. А уж приписать себе ту славу рады все - и вавилоняне, и аккадцы, и ассирийцы…


Воля закона

Реки Вавилона. Социальное устройство.


@темы: мироустройство, когда боги ходили среди нас