12:16 

Когда боги ходили среди нас - архитектура

Last_Optimist
Я постоянно танцую, ногами топаю, Трясу головой, руками вот так вот делаю! Да, я немного ебнутый, люди пугаются, Особенно если в общественном транспорте.

Из совещания о возведении новых зданий для нужд Вавилона, которое собрал Утту, потомок Зуэна, зеленые покои на втором ярусе царского дворца, год от Возвышения Башни сорок седьмой.


- Таким образом, постройка зиккурата нового типа вполне возможна.
Тонкое стило, зажатое в пальцах юноши, скользит по пергаменту, очерчивая контуры будущей небывалой стройки. Громадный семиэтажный зиккурат, предполагаемое новое святилище Великого Мардука, лежит перед собравшимися в виде проекта, нарисованного черной тушью на драгоценном египетском папирусе - для этой схемы Утту, потомку Зуэна, понадобилось составить вместе двенадцать самых больших листов наиболее чистого папируса, какие только смог привезти царский купец-тамкар из далекой земли Кхеми. С того самого момента, когда владыка Суэн Разумный назначил его, Утту, (в представлении всех обойденных маститых зодчих, не более, чем безумного мальчишку), главным царским архитектором, он наконец-то может не отказывать себе в папирусах для черчения, хотя это и обходится царской казне ой как недешево. Но, по мнению Утту, потомка Зуэна, он честно отрабатывает эти траты, которые, вообще-то, и в сравнение не идут с тратами ни на армию, ни на громадный штат чиновников, ни даже с тратами на поддержание образа жизни всего царского дворца.
- До сей поры, мы строили зиккураты без внутренних помещений, либо закладывали небольшие внутренние помещения, держащиеся на опорных балках, но делали в целом сердцевину зиккурата монолитной. Теперь же я предполагаю построить зиккурат по подобию новых покоев нашего царя, да продлят Молодые Боги его годы и укрепят его справедливую власть. - Утту не может отказать себе в удовольствии как вознести лишний раз хвалу своему благодетелю, так и ткнуть присутствующих консерваторов тем, что он получил место справедливо от справедливейшего из царей.
- Как вы видите, даже семь этажей, при должном укреплении фундамента, не будут преградой для строителей, если использовать новую схему построения несущих стен и использовать новый сорт кирпича, который нам даровали всемудрые боги, а основания выкладывать из каменных блоков, как в постройках земли Кхеми. Обратите, почтеннейшие, внимание на систему противоупоров и наружных распоров, которые дадут сводам и ступеням зиккурата большую прочность и позволят освободить внутренний объем, наполнив его множеством полезных помещений.
Лица почтеннейших были столь кислыми, что от одного их вида во рту возникало ощущение оскомины.
- А что, мне нравится. - Внезапно раздается негромкий голос, от которого у всех присутствующих, включая и самого Утту (хотя Он столько раз говорил потомку Зуэна, что не надо Его бояться!) встают волосы дыбом, оттого что этот голос им знаком. Загляни сюда сам царь, сумев пройти незамеченным, без своей шумной свиты, и то они бы не испытали такого трепета.

Потому что на обсуждение постройки нового зиккурата Великого Мардука заглянул сам Великий Мардук.


Сила стен.

В сущности, вся архитектура Вавилона делится на две стадии (как, в общем-то, и вся жизнь в целом) - до Возвышения Башни и после. До Возвышения высшим достижением было умение строить изящные арки, покрывать сырцовый кирпич несмываемыми красками, умело проектировать здания с узкими арочными сводами или с опорами на пальмовых балках (широкие коридоры по такой технологии не сделаешь) и складывать монолитные, по сути, зиккураты с узкими арочными помещениями внутри - немногочисленными. Конечно, могучие и высокие стены, на которых могли разъехаться три-четыре телеги, стоящие на искусственной насыпи, с укрепленными воротами в четыре человеческих роста - всё это уже было, ибо город с его великими храмами и царским дворцом должен быть хорошо защищен, но, в целом, тогдашние постройки, хотя и превосходили во многом даже египетские (например, как раз в области арок, насыпей и стен), всё же были далеко не так величественны и могучи, как постройки новые. Что же такого принесли Молодые Боги всем зодчим Вавилона, что стало возможным воплощать куда более смелые чертежи и славить стройками богов так, как им того хотелось?

Ответ прост - кирпич. До того, как Мардук распахнул перед людьми сокровищницу божественных знаний, вавилоняне либо использовали обычный кирпич-сырец, высушенный на солнце, которому крепость придавали стебли растений внутри, либо тот же сырец, но обожженный в просторной печи. Мардук же научил людей правильно составлять смесь для кирпича из разных веществ - от глины до белого речного песка и извести, верно замешивать раствор, сушить его в специальных сушилках с несколькими по-разному отапливаемыми комнатами (тут пришлось долго работать с котлами и трубами, но божественная мудрость вновь взяла верх над людской косностью), и обжигать кирпичи в специальных печах, которые топятся не дровами, а еще одним даром богов - углем. В итоге, новые кирпичи так дивно прочны, а предложенные для их скрепления растворы вместе с армированием кладки дают такую твердость, что царский архитектор, Утту, сын Зуэна, смог выстроить небывалое здание, превзошедшее даже доработанный им в начале своей карьеры царский дворец в четыре просторных этажа - семиэтажный храм-зиккурат Мардука. Тут надо уточнить одну вещь - на старом кирпиче зиккураты были монолитными, без помещений. На них проводили службы богам и возносили мольбы, а храм обычно стоял рядом, заповедный для всех, кроме высшего жречества в праздничные дни, ибо зиккурат был местом людей для общения с богами, а храм - домом бога на земле.

Но сейчас, когда боги ходят среди людей, Утту совместил оба строения воедино - новый зиккурат Мардука выше любого здания, когда-либо возведенного людьми Месопотамии (может быть, даже пресловутых пирамид Египта!), он насчитывает в себе семь этажей. На его вершине по-прежнему проводятся службы под открытым небом, и туда сходит сам Мардук в пламени, алом и белом. Седьмой этаж - заповедный храм, обитель бога, куда тот может попасть в любое время через богато украшенный вход на крыше, и куда заповедано вступать кому-либо без его приглашения. Остальные же шесть этажей включают всё для жреческой службы - подсобные помещения и склады, коллегию писцов и покои жречества, сокровищницу храма и помещения для рабов, бассейны для омовений, куда вода поступает благодаря хитрой системе, связанной с подъемом её винтовыми воротами, и прочие, прочие и прочие. Конечно, шестой этаж оставили для самых почтенных и торжественных вещей - сокровищницы, комнат высших жрецов и чародеев, богатых залов библиотеки, полной глиняных табличек и египетских папирусов, и приемных комнат, где курятся благовония и просители общаются с жрецами с глазу на глаз по самым важным вопросам, а так же помещений, где день и ночь играют музыканты, воспевая Мардука, дабы божество, отдыхающее всего-то этажом выше, слышало и знало, как его почитают и любят в Вавилоне.

И все эти семь функциональных этажей с интерьером, с высокими потолками и обширными залами, в высоту составляющие около тридцати метров, высятся на громадном основании - квадрате со сторонами почти сто на сто метров, со множеством лестниц, террас и украшенном висячими садами; высота же всего сооружения, с этим богатым основанием, составляет около девяноста метров! Если бы рядом не было самой Башни, вершину которой не видно даже в ясный, погожий день, зиккурат Мардука, законченный не так давно, определенно был бы величайшим зданием всего Междуречья. Он, впрочем, итак величайшее здание Междуречья - из возведенных людьми, конечно. Во всяком случае, сам Великий Мардук хвалил его чрезвычайно и осыпал Утту, сына Зуэена, знаками множества милостей, повелев тому творить еще. Что же касается влияния такой стройки и божественных знаний на архитектуру в целом...

С новыми кирпичом в обиход, помимо арки, вошел и купол, а сын Зуэна привнес такие обширно использованные в постройке великого зиккурата новшества, как контрфорсы и аркбутаны, которые войдут в моду только через очень много веков и в совсем других странах.

Выше стропила.

Множество новых строений возводится, а еще больше - перестраивается старых; взять для примера и самцарский дворец, который начали перестраивать еще при Суэне Разумном, а закончили как раз к возвращению нового владыки, Шаррата-Апсу, из последнего победоносного похода. Все величественные храмы - Иштар и Энки, Элилля и Нингирсу, и Сестер-Богинь, и все прочие - начинают меняться и перестраиваться по новому образцу - ведь никто из жрецов не хочет оскорбить своё божество небрежением и его делах и священном статусе - да и чисто по-человечески от коллег по служению отставать совсем не хочется.

В целом, Вавилон переживает строительный бум. Множество рабов трудится и гибнет в далеких шахтах, чтобы добывать уголь для печей, где обжигают кирпичи, караваны кораблей спускаются по Тигру и Ефрату, нагруженные им; и разговоры о громадных бронзовых котлах, где кипит и бурлит пар, чтобы отапливать жаркие сушилки для кирпичей и о том, что Мардук приказал разведывать, где земля отдает черное горючее масло тихими шепотками разносятся по дворцам и храмам. Что же еще уготовили боги Вавилону, какие новые силы и тайные знания готовы дождем пролиться на землю, благословленную Молодыми Богами?

Итак, в целом из того, что очевидно уже сейчас - к арке добавился купол, контрфорсы и аркбутаны начинают укреплять стены храмов и дворцов, а в крепостях возводят новые стены, украшенные могучими зубцами и неприступные для осадных орудий. Множество старых построек разбираются и вновь отстраиваются по новым лекалам, и над всем этим стоит образчик божественного зодчества - Башня, что уходится ввысь, в Верхний Мир. Крыша начинает приобретать повсеместно вид купола, а арки и своды становятся громадными и просторными, в противовес узости старых ходов. Армии рабов и животных крутят вороты, добывая воду из рек и подземных источников, чтобы орошать городские сады, растущие в том числе и даже и на крышах, и Вавилон растет ввысь и вширь; уже идут разговоры о постройке новой крепостной стены - не вместо старой, а вторым, более широким кольцом, чтобы заключить в себя растущие как на дрожжах вокруг неё дома и мастерские.

Подчиненные Вавилону города, включая и сам Урук. колыбель цивилизации Междуречья и место славы божественного Гильгамеша, следуют за своим патроном - в конце-концов, какой наместник не хочет, чтобы у него было поместье “по столичной моде”, какой жрец не хочет, чтобы храм, где он служит своему божеству, впечатлял прихожан хоть наполовину так, как великолепный зиккурат Мардука?

Вавилон и Вавилония растут и строятся, и все знают, что такова воля богов, желающих украсить избранную землю и возвеличить её, и вознести к славе, которая пройдет через века и будет видна всем - от пустынь Нубии до далекой и неведомой восточной империи, и далее, до самого края мира!

И над всем этим великолепием стоит простая фигура - юноша со свитками папируса в руках, вечно испачканных черной тушью, за спиной которого - исполинская тень Великого Мардука.

Вот вам и роль личности в истории.


читать дальше

@темы: мироустройство, когда боги ходили среди нас

   

Адская кухня

главная